Общественное расследование

Сотрудник ингушского Центра "Э" стал подозреваемым в деле о пытках Альберта Хамхоева

07 июня 2018

Вчера, 6 июня 2018 года, в рамках расследования уголовного дела о пытках Альберта Хамхоева, он опознал одного из своих истязателей. Им оказался сотрудник регионального центра по противодействию экстремизму Андрей Овада, который на момент преступления был старшим оперуполномоченным. Овада был допрошен в качестве подозреваемого и в отношении него была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Юристы Комитета против пыток, представляющие интересы Хамхоева, намерены добиться передачи дела для проведения дальнейшего расследования на республиканский уровень.



(Альберт Хамхоев (второй слева) со своими представителями)

В декабре 2017 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась жительница поселка Яндаре Республики Ингушетии Аза Хамхоева. Она сообщила, что 14 ноября 2017 года приблизительно в 15 часов дня к ним дом ворвались люди в масках, в черной и камуфляжной форме одежды, в руках у которых было автоматическое оружие. Вместе с ними были три человека в гражданской одежде, у которых при себе были пистолеты. По словам Азы, неизвестные в масках схватили ее сына Альберта Хамхоева, связали ему руки, приставили к стене и вложили ему в руку пистолет, после чего засунули его ему за пояс.

«После этого они вывели Альберта во двор и опять приставили к стене, вытащили из пистолета обойму, где было два патрона, и положили на землю. Эти действия они запротоколировали в присутствии двух понятых, которые приехали вместе с вооруженными лицами в масках. Далее люди в масках совместно с лицами в гражданской одежде провели обыск всего нашего домовладения. Сам обыск длился около двух часов. Ничего запрещенного не обнаружили, и складывалось впечатление, что это действие они проводили для соблюдения формальностей»,  – рассказывает Аза Хамхоева.

Дальнейшие события описал уже сам Альберт Хамхоев адвокату Александру Караваеву, предоставленному Комитетом против пыток: «Меня посадили в Приору, вместе со мной в ней было пять человек. Сразу надели черный полиэтиленовый пакет, обмотали его скотчем и всю дорогу до остановки били руками по голове без объяснения причин, совали дуло автомата мне в бок. После этого меня, как был, в пакете и наручниках, завели в какое-то здание. Отвели на второй этаж, завели в кабинет, поставили на колени и продолжили бить. Били по голове пластиковой бутылкой, наполненной водой. Потом на пальцы рук прицепили какие-то прищепки и стали бить током так, что пару раз терял сознание. С пальцев провода сняли, прикрепили в область ушных мочек, снова били током».

По словам Альберта, после пыток его вывели из здания, и один из сопровождавших его правоохранителей сказал, что они находятся в Центре по противодействию экстремизму МВД Республики Ингушетия. Альберт также пояснил адвокату, что от него требовали признаться в том, что изъятое у него оружие было получено им от участников незаконных вооруженных формирований.

В отношении Альберта Хамхоева было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.222 УК РФ («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов»). 16 ноября 2017 года он был заключен под стражу сроком на два месяца.

«17 ноября около восьми часов вечера меня из ИВС отвезли в ФСБ в Магасе. В этом здании меня вновь пытали током», – говорит Альберт Хамхоев.

21 ноября уполномоченный по правам человека Республики Ингушетия Джамбулат Оздоев посетил Альберта в следственном изоляторе Карабулака. Омбудсмен подтвердил, что видел на теле Хамхоева многочисленные следы физического насилия.

В связи с обращением Альберта о пытках и фальсификации доказательств, 20 ноября Следственный комитет начал проверку. В ходе проведения судебно-медицинской экспертизы медики зафиксировали у Хамхоева многочисленные кровоподтеки: в затылочной области, на грудной клетке, в области живота, правого и левого плеча, бедер, а также в области правого коленного сустава и голени. Также на теле Хамхоева имелись ссадины в области правого и левого предплечий.

20 декабря по итогам доследственной проверки было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в части фальсификаций, однако материал проверки сообщения о пытках был выделен, и по нему проводилась дополнительная проверка.

22 января 2018 года следователь Назрановского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Республике Ингушетия Гандалоев вынес постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»), в отношении неустановленных сотрудников полиции.

13 марта 2018 года Назранский районный суд Республики Ингушетия постановил выпустить Альберта Хамхоева из-под стражи и поместить его под домашний арест.

С 4 июня этого года Альберт начал участвовать в следственных действиях – опознаниях правоохранителей, которые принимали участие в его задержании.

Вчера состоялось опознание с участием сотрудника республиканского Центра «Э» Андрея Овады. Потерпевший опознал в нем человека, применявшего к нему пытки. Следователь Хазбулат Маматов объявил о намерении в тот же день допросить Оваду в качестве подозреваемого и задержать. Однако перед допросом Овады произошло следующее.

«После опознания в здании следственного отдела появился исполняющий обязанности начальника Центра по противодействию экстремизму МВД Республики Ингушетия Ибрагим Эльджаркиев. Он потребовал у следователя дать ему возможность поговорить с Хамхоевым тет-а-тет в течение пяти минут. Исполняющий обязанности руководителя следственного отдела Закри Куркиев ответил Эльджаркиеву, что тому не о чем говорить с потерпевшим, – рассказывает юрист Комитета против пыток Магомед Аламов, присутствовавший вчера на следственном действии. – После того, как Эльджаркиев побеседовал с Куркиевым за закрытыми дверями, следователь допросил Андрея Оваду в качестве подозреваемого и отпустил, взяв подписку о невыезде. Чем вызван отказ от запланированного задержания подозреваемого, нам неизвестно, однако это вызывает у нас опасения за дальнейшую судьбу расследования».

11 мая 2018 года представители Альберта Хамхоева обратились в следственное управление с просьбой передать расследование этого дела на республиканский уровень. В настоящее время ответа пока нет.

Назад...

.